Портал Молодежь Петрозаводска

Четверг
октября 06
  • Увеличить размер шрифта
  • Стандартный размер шрифта
  • Уменьшить размер шрифта
Используйте для расчета платежей за растаможку авто таможенный калькулятор пошлин.

Ставки решают всё

МП публикует новый параграф книги Дениса Рогаткина о молодёжной политике.

Речь пойдёт о том, как в Петрозаводске складывалась современная система работы детских и молодежных организаций.

 


Денис Рогаткин

Ставки решают всё

Петрозаводску повезло: в нашем городе работают с молодежью очень разные и при этом очень талантливые люди. Как и в прежние времена, современные молодежные и детские организации напоминают отдельные миры. Некоторые из них пересекаются, а иные находятся словно бы в параллельных пространствах. И это совершенно нормально, даже в городе с населением в 280 тысяч человек.

Лет пятнадцать назад в Петрозаводске встречались молодежные деятели, которые любили затевать публичные склоки с коллегами из «параллельных» организаций. «Это мы – самые молодёжные, самые активные, единственные и неповторимые, а вокруг нас – только бледные тени, жалкие пародии на наше совершенство», – старались они доказать своими регулярными повизгиваниями. Правда, лидеры этого толка очень быстро куда-то улетучились – их сдуло, словно пену. Всё-таки работа с молодёжью – это не лучшее прибежище для юных прохвостов.

Понаблюдав за нашими «болезнями роста», я сформулировал для себя простой принцип: «Профессионализм начинается с уважения к работе коллег». Возьмите этот принцип на заметку, и вам будет очень легко отличить профессионала от… ну, скажем, от любителя.

Итак, сейчас система работы с молодежью в Петрозаводске состоит из нескольких «миров». Или, если хотите, клубов. Тот «клуб», к которому принадлежу я, включает в себя восемь официально зарегистрированных и реально работающих общественных организаций.

Первой официально зарегистрированной детской организацией стал союз скаутов «Товарищ». Это было делом рук неугомонного Сергея Воздвиженского: он начал заниматься скаутским движением, работая вожатым всё в той же 17-й школе. Скауты вошли в историю как одна из первых общественных организаций Карелии. Регистрацию организация получила в 1992 году.

Когда я начал создавать Юниорский союз «Дорога», мне оставалось пройти по пути, который уже был протоптан Воздвиженским. «Дорога» была зарегистрирована на три года позже скаутов, – в 1995 году.

- Как я понимаю, Воздвиженский назвал свою скаутскую организацию в честь клуба «Товарищ»? Подхватил знамя?

- Думаю, он просто не нашел более точного и ёмкого слова, которое бы отражало суть организации. Лучше всего подошло «товарищ».

- Погоди… А слово «скаут» разве не будет более точным и ёмким?

- Конечно, будет! Но период 90-х годов – это время прикольных названий организаций. Если ты встречаешь организацию с необычным названием, то она – явно из тех лет. Считалось, что в названии обязательно должен быть какой-нибудь «колокольчик» или «василёк».

- То есть?

- Какое-нибудь красивое слово в кавычках, например что-то из мира природы.

- Понятно! Мог бы быть, например, союз скаутов «Рассвет». Или «Закат»…

- Что-то вроде того. Один из лучших специалистов по работе с молодежью в нашей стране – Юрий Майстровский из Самары – в те времена назвал свою организацию так: педагогический клуб «Радуга». И успешно руководит ею до сих пор. Мог ли он тогда предполагать, что в наши дни название «Радуга» будет меньше всего подходить для клуба, который называет себя педагогическим! Такой вот бывает «эффект василька».

- Но ведь можно переименовать организацию! Это технический вопрос.

- Я об этом однажды подумывал. Надо сказать, что название «Дорога» мы собезьянничали у известного барда и педагога Владимира Ланцберга. Так назывался его клуб авторской песни в Саратове.

- Но всё-таки тебя что-то остановило от того, чтобы отказаться от этого своего «василька».

- Я понял, что оригинальный смысл слова, которое стало названием организации, уже не имеет значения. Люди давно знают нашу организацию, как «дорогу». И называют этим словом не асфальтовое покрытие, а нас. Они уже привыкли к таким диалогам, как: «Ты куда? – Я в Дорогу!», «Ты где? – Я в Дороге!». И переименовать организацию сейчас – значит запутать их обратно. Хотя, надо сказать, первое время такое название становилось причиной довольно смешных казусов.

- Интересно, каких?

- Однажды одному из наших лидеров, Наталье Никулиной, позвонила незнакомая учительница и пригласила на классный час – рассказать об организации. Наталья была приятно удивлена – ну надо же, какие продвинутые бывают классные руководители! И вот она стоит перед классом, а учительница говорит: «Дети! Это Наталья Владимировна. Она из Юниорского союза «Дорога». И сейчас она расскажет вам о правилах дорожного движения!»

- Да, это сильно! И как Наталья из этого выпуталась?

- Ну, ей пришлось для начала сказать о том, что нельзя переходить дорогу на красный свет, а нужно переходить её на зеленый. И только потом она плавно свернула на работу организации.

- Это был не последний казус, верно?

- Верно! Не менее забавный случай произошел с моим участием. В небольшой карельский городок приехал автобус молодежных деятелей, чтобы разбудить местное сонное царство. Нам с Воздвиженским предстояло провести встречу с педагогами – рассказать им о возможностях детских и молодежных организаций. Нас приводят в кабинет местного дома творчества, и мы наблюдаем нетривиальное зрелище: с одной стороны стола сидят тётеньки, явно похожие на педагогов, а с другой – суровые карельские мужики. Ну где вы видели мужиков такой комплекции и с такими лицами в педагогике? Мы сказали пару слов о себе и попросили каждого представиться. Тётеньки стали представляться: я методист такая-то, я педагог-организатор такая-то… Слово дошло до первого мужика. Он молчал-молчал, но в итоге всё-таки поймал мысль и сказал: «А мы вообще – из ДРСУ! И чего нас на эту «Дорогу» послали?»

- Да, это будет даже покруче «правил дорожного движения»!

- Так вот, в 90-е годы лидеры придумывали все эти «васильки» и «ромашки» просто потому, что еще не знали, как должны называться солидные, уважающие себя организации. И еще – из-за того, что смутно представляли, чем их организации намерены заниматься. Такие названия, как «Центр развития добровольчества» – это уже продукт следующего десятилетия, 2000-х годов. Воздвиженский, кстати, переименовал свою организацию в 1997 году. Она стала называться «Скауты Карелии». Если бы мне довелось писать историю молодежных организаций Петрозаводска, то я бы назвал 1997 год отправной точкой современной системы работы с молодежью.

- Поясни!

- Дело в том, что в этом году Воздвиженскому предложили стать директором дома пионеров. И он согласился. Еще бы: ведь там было столько ставок! А они уже требовались расширяющейся скаутской организации.

- Но ставки в таких учреждениях обычно не пустуют.

- Это еще полбеды. Вопрос в том, как они используются. Приход Воздвиженского в дом пионеров проходил под девизом: «Сколько можно вязать носки?» Эту фразу он сказал в студии местного телевидения еще до того, как познакомился с коллективом. То, что он увидел в учреждении, напоминало прошлый век. Люди действительно считали, что смысл их работы в том, чтобы вести кружки, в которых дети учатся вязанию или вышиванию. С приходом Воздвиженского они впервые увидели компьютер. Поначалу очень напрягались, когда во время собеседований он что-то туда записывал. А когда он задавал педагогам вопросы о смысле существования их кружков, они восклицали: «Вам что, моя работа не нужна?» И слышали в ответ от молодого директора: «Мне ваша работа – не нужна! Она должна быть нужна Вам самим и Вашим детям».

- Да, это жестко. Но честно!

- Встреча столь нешаблонной, порою сумбурной личности, как Воздвиженский, с основательно сидящим на стульях коллективом не могла пройти бесконфликтно. На него, естественно, стали строчить жалобы, призывая всевозможных начальников вмешаться и вернуть всё на круги своя. Не сработало. Тем временем при поддержке своего старого товарища, одного из авторов петербургской системы воспитания Евгения Барышникова, Сергей разработал концепцию развития в доме пионеров воспитательных систем. Идея такова: неважно, чем вы занимаетесь во внешкольном объединении – главное, чтобы эта деятельность давала воспитательный результат. Воспитывать можно через любое дело, если оно значимо для ребенка. Даже через вязание носков. Но только педагог должен понимать, что воспитание – цель, а носки – средство. Не наоборот.

- Скауты, конечно, этому подходу отвечают несколько лучше, чем кружок вязания.

- Около полугода Воздвиженский терпеливо обсуждал новую концепцию с коллективом, пока не добился её утверждения голосованием на педсовете. Дом пионеров был переименован в Детско-юношеский центр и перевёл свой офис из центра города в отдаленный район, где на тот момент вообще не было учреждений дополнительного образования. Главными приоритетами для ДЮЦ стали поддержка детских и молодежных общественных организаций и работа с трудными подростками.

- Не часто подобные учреждения ставят перед собой такие цели. Обычно у них другой бог – творчество, причем с большой буквы Т!

- Для прежнего дома пионеров эти цели тем более были в новинку. Я, кстати, имел возможность убедиться в этом лично. В своё время меня не захотели брать туда на работу.

- Видимо, из-за твоей недостаточной квалификации?

- Не иначе! Дело было так. На пятом курсе университета от нас потребовали бумагу о том, где мы собираемся работать после выпуска. А у меня была договоренность с отделом молодежи, что я пойду работать в подростковый клуб. И вот я отправился в мэрию за искомым подтверждением. Но специалисты отдела молодёжи дать мне нужную бумагу не смогли. Клубы принадлежали ЖЭУ, а не мэрии, да и моя ставка была к тому времени еще не открыта. А дом пионеров находился в соседнем здании. И мне говорят: давай-ка ты пойдешь туда и возьмешь бумагу от них. Какая разница, от кого бумага? Мы тебе дадим письмо, что рекомендуем взять тебя к ним на работу. Ты его в доме пионеров покажешь, и они тебе сразу обрадуются.

- Да, нестандартное решение!

- Ну, в общем, они перевели стрелки на дом пионеров. Прихожу в дом пионеров. Они меня спрашивают: «А какой кружок Вы хотите вести?» Я им объясняю, что буду создавать детскую организацию. «Нет, – говорят. – У нас тут кружки. Вот если бы у Вас был кружок вязания…»

- И остался ты без бумаги!

- Да, пришлось снова зайти в мэрию. Начальник отдела молодежи Наталья Александровна Вартанова славилась тем, что принимала решения очень быстро, не слишком оглядываясь на бюрократические формальности. Она вызвала секретаря, повелела напечатать искомую бумагу и принести ей на подпись. Логичные аргументы своих специалистов по поводу ЖЭУ и отсутствия ставки Вартанову не остановили.

- Ну хорошо. Вернемся к тому, что дом пионеров стал Детско-юношеским центром и начал поддерживать молодежные организации.

- Воздвиженский с самого начала говорил, что ДЮЦ – это ресурс. Это не некий «особый мир детства», а система поддержки для тех, кто действительно способен работать с детьми. На примере детских и молодёжных организаций это прекрасно видно. Сейчас при поддержке ДЮЦ работают четыре крупных организации: скауты, «Дорога», Центр добровольчества и Республиканская объединённая лига КВН. Можно сказать совершенно точно: если бы не ДЮЦ, то у города не было бы этих организаций. Во всяком случае, в таком виде и в том масштабе, как они работают сейчас. Простое управленческое решение – назначение правильного директора учреждения допобразования – обеспечило возможность организациям расти и развиваться.

- А тебе не кажется, что поддерживать молодежные организации за счет системы образования – это не совсем верно? Ведь это должно быть делом молодёжки!

- Честное слово, когда я слушаю вас, чиновников, у меня иногда отказывает мозг. Объясни, с кем работают детские и молодежные организации – с инопланетянами? Или всё-таки с детьми, которые живут в этом городе? Среди которых порой попадаются и ваши дети?

- Ну, это вопрос риторический.

- А коли так, то учреждение дополнительного образования должно с радостью поддержать эту работу! Если скаутский руководитель поможет учреждению выполнить муниципальное задание лучше, чем бабушка, которая вяжет носки, то учреждение закономерно должно выбрать в качестве работника данного скаутского руководителя. Потому что его работа нужна детям больше. Верно с точки зрения управленческой логики?

- Верно-то верно. Но вот представь: скаутский руководитель принят педагогом дополнительного образования. Набрал группы, заполняет журналы, получает в учреждении зарплату. Кто в данном случае работает с детьми – организация скаутов или учреждение?

- В данном случае они работают с детьми вместе! Друг, я должен сообщить тебе важную новость: наступило время интеграции. В Петрозаводске перестали «делить детей» между образованием и молодёжкой еще 10 лет назад. И это было весьма кстати: сейчас становятся наиболее эффективными именно те модели, которые основаны на объединении ресурсов. И если у нас есть такой ресурс, как система дополнительного образования, то мы должны правильно его использовать, а не изобретать какой-то собственный, параллельный ресурс на новом месте. К тому же партнёрство с общественными организациями позволяет наращивать этот ресурс, развивать его. От такого партнёрства выигрывают все. Давай-ка мы поговорим об этом подробнее в следующий раз!

Продолжение ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ!

Начало публикации - здесь...

Предыдущий параграфздесь...

 

Достижения науки электротехника и робототехника.
 

Портал "Молодёжь Петрозаводска" являлся актуальным источником информации о молодежных проектах Петрозаводска и Карелии в период 2009-2015 гг. С широким распространением социальных сетей портал потерял свою актуальность и в настоящее время представляет собой архив публикаций прошлых лет.

Также портал является официальным сайтом Союза детских и молодежных общественных объединений Карелии.

Уставные и отчетные документы СДМ

Уставные и отчетные документы размещены в разделе "Информация об СДМ"

Архив выпусков телепрограммы "После школы"

Медиапроект "После школы" в Контакте